Блог Воли Стаса

Алень

ИЛИ ИСТОРИЯ С ОЛЕНЕМ

Эта история произошла в горах Северного Урала, а конкретно – в Вишерском заповеднике, обычным сентябрьским днём 2002 года. Идём вдвоём с братом по горной тундре. Вокруг жухлая осенняя растительность, под ногами ковёр из побитых первыми заморозками ягод, немного ниже нас пестреют желтизной среди зелени тайги корявые берёзки, а в долинах рек живописно кучерявятся облака. Ляпота короче, ещё бы рюкзак полегче, так я бы только и пялился вокруг, а так красота почему-то замыкается на кончиках сапог перед собой.

Не спеша, по курумнику набираем высоту, траверсируя склон, и вдруг замечаем на гребне выше какое-то большое животное. По огромным рогам и телосложению мы опознаём в нём оленя. Радости, естественно, полные штаны – а как же, дикий зверь собственной персоной. До него метров двести, но он почему-то не убегает, а внимательно за нами наблюдает. Думая, что олень вот-вот удалится, мы остановились и тоже, в свою очередь, стали наблюдать.
Ещё чуток постояв, олень двинулся, причём в нашу сторону. Радость от созерцания дикого зверя сменилась тревожным ожиданием. Мы ведь, собственно говоря, безоружные, а у оленей осенью гон. Кадры из фильмов про животных, где олени сшибаются рогами сразу встали перед глазами.
Сначала он хоть останавливался, принюхивался, а сейчас, идёт напрямик. Я уже вижу, как раздуваются его ноздри, и всё крепче сжимаю подобранный булыжник. Не двигаемся. Говорю брату: «Если эта махина ломанётся на нас, надо развернуться к ней рюкзаком, авось не проткнёт».

Ну, вот, наконец, олень приблизился и остановился в трёх метрах. М-да, самец, и с Очень Большими Рогами. Мотает своей ветвистой башкой, хлопает ноздрями и хрипит будто туберкулёзник, но активных действий не предпринимает. Его большие маслянистые глаза внимательно изучают нас. А мы стоим не шелохнёмся. Ну его… - на медведя с одной рогатиной я не ходил, птице в глаз на лету стрелой попасть не могу, да что там – даже в последнем герое не участвовал. Так что осталось ждать погоды у моря. Стоим, разглядываем друг друга. Красивый всё-таки зверь, чувствуется силища, а какая гордая осанка, и рога как корона, а чтоб их таскать имеется здоровенная шея. И если царь тайги – медведь, то царь тундры – северный олень.
Стоять нам надоело, решили потихоньку трогать. А олень рядом пошёл и кряхтит что-то. Вроде особой агрессивности не проявляет ну, и мы осмелели – сфоткались с ним. Надо продолжать маршрут. А он увязался за нами. Брат впереди идёт, я за ним, а олень замыкающим пристроился – на мозги мне значит капать. Страшно, блин. Того и гляди, насадит к себе на корону - покатать. Идём дальше, олень вроде не задирается, но и не отстаёт. Щиплет мох по пути, то обгонит, то сзади плетётся. Мы отдохнуть присядем, ягодок покушать, этот губошлёп туда же – своей нижней губой как комбайном по сборке ягод работает. Как кусты встретит, так сразу суёт в них рога и давай башкой трясти. Разряжается, значит. Пробовали угостить сушёным бананом, но сей заморский фрукт пришёлся не по вкусу оленю. Зато нашу мочу добросовестно съел со мхом и слизал с камней, чем изрядно потешил.
Под вечер стали спускаться в тайгу по обнаруженной тропе, думая, уже с сожалением, наверное, тут отстанет. Не тут то было. Для меня так и осталось загадкой, как олень шёл по лесу, не цепляясь рогами за стволы и ветки, так как мы рюкзаками умудрялись зацепиться.

Темнело, и мы торопились дойти до избы. Вскоре в просветах между веток сверкнула оцинкованная крыша, и мы поняли, что цель достигнута. В избе жил инспектор заповедника с женой и дочерью. Все по национальности манси – последние в Пермской области. Подоспели вовремя, сразу по приходу зарядил сильный дождь. Но не это интересно – надо было видеть лицо инспектора, когда он увидел двух туристов и оленя вместе. Трудно описать все эмоции, сменявшие друг друга на смуглом, продублённом северными ветрами, лице азиата. Но удивление прошло быстро, ему на смену пришёл охотничий инстинкт. Егерь хотел пристрелить зверя (аборигенам можно), но что-то запарил, а когда минут через десять всё же вышел на улицу с ружьём, от оленя и след простыл. Сказал потом, что это был бык из когда-то имевшегося у них родового стада и добавил ещё одну пикантную подробность – он же проткнул бедро его брата во время гона прошлой осенью. Вот так.

Я был рад. Не тому, что олень меткий, а тому, что манси не успел в него разрядить свою мелкашку. Но инспектор в перспективе был прав. Он сказал, что зиму олень-одиночка не переживёт, потому что скушают его серые братья наши меньшие. Сэ ля ви…

На этом и закончилась наша история с оленем.

ilya_sunmoon[собака]list.ru

Поиск по сайту:

Copyright © 2004-2017 by omen. Все права защищены. http://omen.perm.ru/